Теннисист карен хачанов: «важно выигрывать, когда у тебя ничего не получается»

В мужском российском теннисе наконец-то ренессанс — во многом благодаря молодому теннисисту Карену Хачанову, который завершил прошлый сезон на 11-й строчке мирового рейтинга и под занавес увез с собой в Москву главный трофей турнира серии «Мастерс» в Париже, обыграв в финале Новака Джоковича.

Лучший теннисный матч 2018 года — как минимум один из двух-трех лучших — случился 1 сентября на главном стадионе Открытого чемпионата США в Нью-Йорке. Это был третий круг. Первая ракетка мира и, естественно, посеянный на турнире под первым номером Рафаэль Надаль проигрывает Карену Хачанову первый сет: упорная борьба, но Хачанов доминирует на корте и ведет игру — подает один эйс за другим, последовательно пробивает Надаля навылет справа, прекрасно двигается и везде успевает за мячом. Во втором сете после тяжелейшей борьбы у Хачанова два сетбола на своей подаче — счет 5:4, 40–15, — но Надаль вытаскивает сет, а в матче между чемпионом вроде Надаля и молодым игроком типа Хачанова, по сути еще только начинающим теннисную карьеру, да еще под софитами Стадиона Артура Эша, это обычно значит, что судьба игры решена и противник Надаля сломлен. Но ничего подобного: Хачанов не теряет ни уверенность, ни игру, и после трех часов великолепного — и равного — тенниса Надаль и Хачанов доводят третий сет до тай-брейка. В ходе тай-брейка Хачанов допускает три двойные ошибки. Одна из них, вероятно, и стоила ему матча: с четвертого сетбола Надаль выигрывает тай-брейк, причем одно только это последнее очко сета длится минуту: 39 ударов! Надаль выиграл этот матч на тай-брейке в четвертом сете. Я спрашиваю Карена про те три двойные.

— Надаль такой соперник, — отвечает Хачанов, — что если ты даешь ему шанс атаковать со второй подачи и он его не упускает и атакует, то ты теряешь преимущество.

— Надо рисковать на второй?

— Я решил рискнуть. Может быть, это было правильно, может, нет. Если бы я попал, если бы он ошибся, я бы выиграл этот матч и все бы говорили, что я все правильно сделал, так ведь? А раз сделал двойную, то не смог. 

— То есть эти двойные были не случайно. Надо было усиливать вторую, потому что это был Надаль?

— Да, именно потому, что с ним. Я посчитал, что надо подать посильнее. Я не отрицаю, что и нервы были: в такие моменты кто не нервничает, тот врет. И нервы мои сказались, и давление, то есть все вместе. Эта двойная не только из-за того, что ты решил со всей дури подать. Ты решил подать более активно, но в этот момент у тебя, конечно же, нервы чуть-чуть больше на пределе.

После того матча в Нью-Йорке Хачанов выиграл два турнира — Кубок Кремля в Москве и завершающий теннисный сезон парижский «Мастерс», обыграв одного за другим четырех теннисистов первой десятки: Изнера, Зверева, Тима и Джоковича. По итогам года он взлетел с 45-го места в рейтинге ATP на 11-е. Это огромный успех. Теперь уже Хачанов — фаворит едва ли не в каждом матче.

Мы разговариваем с Кареном в Москве, где он родился, вырос, научился играть в теннис и куда он теперь иногда приезжает между турнирами (живет он в Дубае, так удобнее тренироваться и путешествовать). Я спрашиваю, каково это — оказаться на самом верху: 

— Нет такого, что ты думаешь: я на новом уровне. Каждый матч, каждый турнир складывается заново и по-своему. Я стараюсь показать ту игру, которую могу, на которую рассчитываю. Конечно, бывают матчи, когда не получается показать свой максимум тенниса. И все равно: что отличает игроков первой пятерки, первой тройки, я говорю про Джоковича, Надаля и Федерера? То, что они очень много матчей выигрывают, не играя свой лучший теннис. И это самое главное: помимо тех дней и тех турниров, где ты играешь на таком высоком уровне, еще важно стараться выигрывать те матчи, в которых у тебя ничего не получается. 

Да, я 11-й, хочу попасть в десятку, но если твоя главная цель — быть лучшим, первым, — то нет нервозности и ты стараешься все делать на максимуме и идти к своей главной цели. Каждый раз я стараюсь быть лучше: тренироваться, играть и выигрывать. Конечно, хочется быть десятым, девятым, восьмым, седьмым, но надо думать прежде всего об игре — и тогда будет результат. Я на это всегда рассчитываю. Думаешь об игре, о матчах, о психологических составляющих, готов играть турнир, хорошо играешь, и результат есть — ты поднимаешься, все просто.

Хачанову всего 22 года, и его карьера — пример чистого и правильного успеха, успеха, который доступен каждому: мальчику с московской окраины, даже не из семьи профессиональных спортсменов (хотя оба старших поколения в семье любили спорт и занимались им в юности). В трехлетнем возрасте пошел в теннисную секцию на «Домодедовской». «Родители увидели в детском саду объявление и отдали попробовать, — рассказывает Карен, — один-два раза в неделю ради общей физической подготовки». А потом первые летние сборы, просьбы к родителям увеличить объем занятий, и с 10–11 лет Карен уже каждый день после школы ездит в теннисный клуб «Спартак» в Сокольники к тренеру Игорю Биценко. Но теннис — дорогой спорт, и деньги рано или поздно понадобятся: когда Карену было 14 лет, его занятия стал спонсировать дядя, а в 16-летнем возрасте Карен переезжает в хорватский Сплит к тренеру Ведрану Мартичу, тренировавшему Горана Иванишевича. Я спрашиваю у Карена, в какой момент он сам и его родители осознали степень его таланта:  

— Тяжело сказать. Мне с детства говорили многие тренеры, что они видят во мне потенциал, что я высокий (сегодня с ростом 198 см Хачанов — один из самых высоких игроков тура. — Прим. MH) и телосложение хорошее для тенниса — спортивный парень. Говорили родителям, что надо заниматься и, дай бог, все получится.

Но сейчас я могу это говорить: даже если ты хорош в 16, в 17 лет, это ничего не значит. Только в профессиональном теннисе, когда ты уже играешь по-взрослому, ты начинаешь понимать, насколько хорош твой уровень. В 14–16 лет я как раз был далеко не первый, и многие из тех ребят, которые со мной тогда тренировались, в итоге, увы, так и не смогли заиграть: у кого-то травмы, кто-то просто не стал расти в профессиональном плане, кто-то забросил и начал гулять. Про себя могу сказать, что лет в 15–17 я начал понимать, что у меня получается.

— То есть лет в 11–12 это еще не было понятно?

— Нет, тогда нет. Может, я в десятке по России был, может быть, 12-м, но далеко не в первой тройке.

Теннисист карен хачанов: «важно выигрывать, когда у тебя ничего не получается»

Теннис — дорогой спорт, но, если хорошо играешь, он хорошо оплачивается. Хачанов рассказывает, что вышел на самоокупаемость два года назад. К сегодняшнему дню он уже заработал $5,5 млн  только призовыми (это не считая рекламных контрактов). В 22 года такие суммы легко могут вскружить голову, примеры известны, но у Карена к деньгам спокойное, адекватное отношение. Для Хачанова они не самоцель, а приз, награда за хорошую работу и красивую игру. Они важны, безусловно, но свет на них клином не сошелся:

Я просто хочу быть лучшим, хочу побеждать, а деньги не то что второстепенны, но они зависят от того, насколько ты успешен. То есть ты занимаешься делом, которое приносит тебе деньги, если хорошо играешь.

К тому же для профессионала, которому приходится содержать большую команду, несколько миллионов долларов — не такая большая сумма. В теннисе ты сам свой личный работодатель, а работать приходится очень много. В нетурнирную неделю Хачанов живет так: три-четыре часа тенниса, как минимум два часа фитнеса и еще растяжка и физиотерапия. В общем, полный рабочий день, который начинается в 9 часов утра и заканчивается в 6–7 часов вечера, с перерывом на обед.

Теннисными тренировками руководит Мартич. Это и упражнения на контроль мяча: ты играешь по линии, спарринг-партнер переводит кроссом — и/или наоборот. «На хорошей скорости стараемся держать мяч», — рассказывает Карен. Это и упражнения с корзиной — так тренер подправляет какие-то элементы. Хачанов — классический мощный бейслайнер, его главное оружие — подача и удар справа, причем они идеально сочетаются друг с другом. В прошлом году, в том числе в Париже в финале с Джоковичем, очень много очков он выигрывал именно ударом навылет справа после сильной подачи. Справа Хачанов держит ракетку крайне закрытой хваткой — настолько закрытой, что кажется, будто бить он должен другой стороной ракетки (как говорится, даже не думайте повторить этот фокус дома). Зато при ударе мяч закручивается столь сильно, что Карен может класть его в любое место на корте, под любым углом и почти под сеткой: 

— Конечно, иногда есть сложность из-за хватки — тяжелее играть низкие и резаные мячи, — объясняет Карен, — но главное, если ты встречаешь мяч впереди и не запаздываешь, то проблем нет. 

Подачу за последний год Хачанов улучшил сильно и неслучайно обживает топ лучших подающих игроков тура. Помимо скорости появилась стабильность: в конце прошлого сезона точность первой подачи уже была выше 70 %. Это результат тренировок с Мартичем (который, не забываем, ставил подачу и Иванишевичу в свое время):  

— Мы просто начали больше подавать и стараться подавать по месту: прямо замерять, куда, как и сколько ты подаешь, сколько из десяти, чтобы улучшать процент попадания. И постепенно увеличили часовой объем. Тренируются всегда так: играешь справа-слева и по линии два часа, а подаче уделяешь десять минут. А надо стараться уделять подаче полчаса-час, а остальное время — теннису. Вот так и работали каждый день.

Эпоха быстрых кортов ушла в прошлое. Резиновых кортов уже нет вовсе, а сезон на траве ограничивается Уимблдоном и перед ним еще парой турниров для разогрева. Игра на жестком покрытии тоже с каждым годом постепенно замедляется: такой более медленный теннис выигрывает в зрелищности. Розыгрыши по 20–30 ударов уже давно норма в игре на харде, равно как и долгие четырех-пятисетовые матчи. (К примеру, тот самый великолепный матч с Надалем в Нью-Йорке длился 4 часа 23 минуты; Надаль побил свой рекорд времени, проведенного на корте в Америке.) Это значит, что чем дальше, тем важнее становится роль физической подготовки — на одной технике далеко не уедешь. Кроме таланта к игре современный теннис держится на выносливости, и эту простую истину уже давно поняли все игроки первой сотни рейтинга ATP. Хачанов, кстати, считает, что уровень первой сотни в среднем сильно вырос за последние годы.

Мощный, с сильной подачей и одновременно очень подвижный, этот теннисист одинаково уютно чувствует себя и на грунте, и на харде (где пока добился наибольших успехов), и на траве. Двигается на корте Хачанов очень хорошо и, даже если сидит, не производит впечатления большого, крупного человека, что удивительно при его двухметровом росте.

Фитнесом он занимается с Гало Бланко, который раньше тренировал сборную Испании по легкой атлетике, а потом многих теннисистов: Альберто Косту, Алекса Корретху, Милоша Раонича, Фелисиано Лопеса. С ним Хачанов работает уже пятый сезон: 

— Мне он очень нравится, — говорит Карен, — тренировки разные — зависят от того, в какой кондиции я нахожусь: иногда больше упор на бег, на выносливость, рывки, ускорения, иногда на силу, качаемся в зале, а иногда на резкость. В фитнесе можно любые упражнения придумывать — главное, чтобы они помогали, чтобы ты улучшался. В теннисе есть все виды нагрузок. Корт-то сам по себе маленький. Но ты резко двигаешься, и тебе нужна выносливость, нужна сила, чтобы бить, нужна скорость, работа ног, все это связано.

Теннисист карен хачанов: «важно выигрывать, когда у тебя ничего не получается»

Теннис — невероятно сложный спорт, в первую очередь в психологическом смысле. Все выходят на корт за победой, но поражения неизбежны, их много, и надо уметь с ними правильно обращаться. Будешь сильно переживать — перестанешь верить в свои силы и попадешь в порочный круг неудач. Выкинешь из головы вовсе — потеряешь мотивацию побеждать. В каждом матче обязательно будут проигранные очки, важные и не очень, но точно так же — на микроуровне — преобладающая уверенность в себе и психологическая устойчивость. Спрашиваю у Карена, научился ли он справляться с проигранными мячами:

Я думаю, что в прошлом году это был тоже большой плюс. До этого иногда я проигрывал матч, когда начинал злиться из-за какого-то обидного потерянного очка, это мне мешало. В прошлом году у меня уже гораздо лучше получалось владеть собой. Конечно, нет предела совершенству, я считаю, что бывают случаи, когда я не до конца справляюсь с нервами, с эмоциями. Есть над чем работать.

Психологические нагрузки в профессиональном теннисе огромны, но помогают их выдерживать не только характер и упорство, но и доброжелательность, честность и достоинство, то, что очень удачно укладывается в смысл английского слова sportsmanship. То, что все это у Хачанова есть, я знал и до нашего разговора — видел по его игре, по его интервью. Что ж, тем приятнее было убедиться в этом снова. 

Сезон-2019 только начался, и он обещает быть очень интересным. Хачанов сегодня далеко не единственное новое лицо на самом верху: теннисисты нового поколения, такие как Циципас, Медведев, Пуй, Чорич, Тиафо и несколько других, тоже подошли к теннисному олимпу, где последние 10–12 лет практически безраздельно царили Федерер, Джокович и Надаль. К началу этого сезона остался один король — Джокович, а за первые места на главных турнирах по-прежнему будут биться дель Потро, Чилич, Андерсон, Нисикори, Изнер, Тим и, конечно же, Саша Зверев, ровесник Хачанова, уже давно прочно обосновавшийся в первой пятерке. Хачанову будет весьма непросто, и очень хочется пожелать ему удачи.