Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Помимо всего прочего, фильмы Георгия Данелии представляют собой коллекцию уникальных мужских типажей СССР. В память о великом мастере главный редактор российского Men’s Health Максим Семеляк вспомнил великолепную шестерку из его кино.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Это в некотором смысле советская и пародийная версия Элфи в исполнении Майкла Кейна: бабник, лузер, волейболист, пьяница, циник и позер, но чем больше у него страстей, тем он обаятельнее.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Поневоле любовник, поневоле марафонец, поневоле заступник в дорожных происшествиях — но тем не менее этот затюканный апостол отдувается на экране за всю самцовую творческую интеллигенцию семидесятых.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Восточный рыцарь старой школы, всегда готовый спрыгнуть с самолета или макнуть оппонента головой в унитаз и решительно не понимающий, почему говорить женщине «хочу» — это смешно.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Еще один пролетарский денди, как и Афоня, но поданный в более нервном и мизантропическом ключе. В некотором смысле его герой тут — это продолжение Ильина из «Пяти вечеров», только шестой свой вечер он коротает в другой галактике.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Романтик-метростроевец, образ, вобравший в себя всю физику и всю лирику столичных шестидесятых.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Всегдашний талисман Данелии, но ярче всего он блеснул все в том же «Марафоне». Грибные леса везде есть — и его Василий Игнатьич тоже есть и будет везде, до тех пор, пока люди в принципе будут появляться на свет.

Это в некотором смысле советская и пародийная версия Элфи в исполнении Майкла Кейна: бабник, лузер, волейболист, пьяница, циник и позер, но чем больше у него страстей, тем он обаятельнее.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Поневоле любовник, поневоле марафонец, поневоле заступник в дорожных происшествиях — но тем не менее этот затюканный апостол отдувается на экране за всю самцовую творческую интеллигенцию семидесятых.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Восточный рыцарь старой школы, всегда готовый спрыгнуть с самолета или макнуть оппонента головой в унитаз и решительно не понимающий, почему говорить женщине «хочу» — это смешно.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Еще один пролетарский денди, как и Афоня, но поданный в более нервном и мизантропическом ключе. В некотором смысле его герой тут — это продолжение Ильина из «Пяти вечеров», только шестой свой вечер он коротает в другой галактике.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Романтик-метростроевец, образ, вобравший в себя всю физику и всю лирику столичных шестидесятых.

Памяти георгия данелии: 6 классических мужских типажей в фильмах мастера

Всегдашний талисман Данелии, но ярче всего он блеснул все в том же «Марафоне». Грибные леса везде есть — и его Василий Игнатьич тоже есть и будет везде, до тех пор, пока люди в принципе будут появляться на свет.